ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РЕБЕНКА, РОЖДЕННОГО В РЕЗУЛЬТАТЕ ИСКУССТВЕННОГО ОПЛОДОТВОРЕНИЯ

%d1%8b%d1%8b%d1%8b%d1%8b%d1%8b

Как уже отмечалось, искусственное оплодотворение допускается только по медицинским показаниям с целью преодолеть бесплодие одного из супругов, которые об­ращаются с просьбой о применении этого способа за­чатия. Отсюда следует, что родителями ребенка, зача­того искусственным оплодотворением, должны быть те лица, которые желают преодолеть свое бесплодие по­средством искусственного оплодотворения. Однако пра­вовое значение их отношения к происхождению ребен­ка не всегда однозначно.
В поисках ответа на вопрос о подлинном происхож­дении от известных родителей ребенка, рожденного в результате искусственного оплодотворения, очень важ­но установить, каков источник биологического материа­ла, использованного для искусственного оплодотворения, взят ли он от заявителей, требующих этого способа зачатия, или от третьего лица.
Донором спермы при оплодотворении методом инсе­минации может быть супруг оплодотворяемой женщи­ны (гомологическая инсеминация) либо чужой мужчи­на (гетерологическая инсеминация).
Яйцеклетка, изъятая для искусственного оплодотво­рения, может происходить либо от заявительницы на производство искусственного оплодотворения, либо от другой женщины. Поскольку донорами сперматозоидов, которые используются, могут быть снова два вида до­норов— супруг либо чужой мужчина, при иновуляции возникают четыре варианта донорства:
1)           производится изъятие яйцеклетки заявительницы, которая оплодотворяется спермой ее супруга и снова внедряется в тело ее матки;
2)           изымается яйцеклетка заявительницы, оплодотворяется спермой чужого мужчины и повторно внедряется в тело матки;
3)           яйцеклетка изымается от чужой женщины, опло­дотворяется сперматозоидами супруга заявительницы и внедряется в тело матки;
4)           яйцеклетка изымается от чужой женщины, опло­дотворяется спермой донора, который не является супру­гом заявительницы, а оплодотворенная яйцеклетка внед­ряется в тело матки заявительницы.
Относительно просто решается вопрос об определе­нии правового положения ребенка в случае гомологиче­ской инсеминации, а также в случае иновуляции, кото­рая произошла после оплодотворения яйцеклетки заяви­тельницы сперматозоидами ее супруга. Разумеется, в обоих случаях отсутствует естественный способ зачатия, но сохраняется биологическая нить связи между заяви­телями на применение искусственного оплодотворения и ребенком, зачатым посредством искусственного опло­дотворения; бесспорно, заявители являются биологиче­скими родителями ребенка.
Во всех остальных случаях существуют биологиче­ские родители — доноры материала для искусственного оплодотворения, от которых ребенок происходит на ге­нетическом уровне, и заявители на искусственное опло­дотворение, которые хотят иметь собственного ребенка из чужого биологического материала.
Биологические родители могли бы относительно лег­ко доказать признание их родителями ребенка, а тем самым лишить заявителей возможности заботиться о ре­бенке. Заявители могли бы доказать, что не они явля­ются родителями, и подтвердить фактическое отношение биологических родителей к ребенку, а следовательно, и перенести заботу о воспитании и содержании ребенка на его биологических родителей. Задача права—урегу­лировать отношение между биологическими родителями и заявителями на искусственное оплодотворение. В за­коне необходимо выразить признание заявителей роди­телями ребенка, рожденного в результате искусствен­ного оплодотворения, гарантировать защиту от возмож­ных притязаний в связи с воспитанием и содержанием ребенка, а также решить все другие вопросы, касающи­еся притязаний ребенка и остальных лиц, являющихся непосредственными участниками искусственного опло­дотворения.
Эта задача не из легких, о чем наглядно свидетельствует исторический опыт решения вопроса о правовом положении ребенка, рожденного в результате искусст­венного оплодотворения.

Поскольку  медицина   начала  совершать  искусствен­ное  оплодотворение   раньше,  чем   появилось   специаль­ное правовое регулирование, вопрос о юридическом по­ложении ребенка решался в рамках действующего зако­нодательства. Например, по английскому законодатель­ству ребенок, рожденный замужней женщиной в резуль­тате инсеминации, на которую дал согласие ее супруг не признавался  ребенком  матери и ее супруга   а счи­тался ребенком, происходящим от неизвестной ‘женщи­ны и неизвестного мужчины. Семейно-правовые отноше­ния между заявителями на искусственное оплодотворе­ние и ребенком возникали в порядке применения инсти­тута усыновления (удочерения)

ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РЕБЕНКА, РОЖДЕННОГО В РЕЗУЛЬТАТЕ ИСКУССТВЕННОГО ОПЛОДОТВОРЕНИЯ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*